Трансформация юмористического на эстраде: интерактив-конферанс как поджанр

Трансформация юмористического на эстраде: интерактив-конферанс как поджанр

УДК 792.7

Бураченко А. И.,

доцент кафедры культурологии Кемеровского государственного института культуры (г. Кемерово, РФ)

 В статье исследуется опыт одной из юмористических передач, в частности, происходящая в ней трансформация традиционного эстрадного жанра – конферанса. Анализ структуры отношений, возникших в данной телевизионной продукции, позволяет зафиксировать не только новые варианты генерирования юмора, но и важную функцию рефлексии в современном развлекательном контенте.

Ключевые слова: конферанс, зрители, жанр, структура, юмор.

 Burachenko A. I.

Sr Instructor of Department of Culturogy, Kemerovo State Institute of Culture (Kemerovo, Russian Federation)

TRANSFORMATION OF A HUMORISTIC ON THE VARIETY: INTERACTIVE-CONFERENCE AS A SUBGENRE

The article explores the experience of one of the humorous programs, in particular, the transformation taking place in it of the traditional pop genre – entertainer. An analysis of the structure of relations that arose in this television production allows us to capture not only new options for generating humor, but also an important reflection function in modern entertainment content.

Key words: entertainer, audience, genre, structure, humor.

 

Практика современной телевизионной эстрады богата различными открытиями. Каждый топовый телевизионный канал имеет в своем активе развлекательную передачу. В особой строке – ТНТ, производящее качественный юмористический контент, отражающий как актуальные модели современной коммуникации, так и традиции, зародившиеся в прошедшую эпоху. Однако опыт телевизионной эстрады редко подвергается искусствоведческому анализу, что объясняется небрежением традиционной эстрадой возникшего медийного юмористического опыта (см., например: [1]), но в то же время – серьезно ограничивает возможности реальной эстрады, так как не происходит освоения некоторых значимых для этого вида искусства достижений.

В данной статье предпринята попытка проанализировать одно любопытное явление – трансформацию жанра конферанс в шоу Comedy Club. Конечно, изучение данного феномена не может исчерпаться рамками одной журнальной публикации, поэтому здесь будет намечена лишь определенная сторона указанной трансформации.

Полагаем, что в названном шоу проявился один из вариантов классического эстрадного жанра – интерактив-конферанс, воплощенный в дуэтном номере, где в качестве генераторов контента выступают резиденты Павел Снежок Воля и Гарик Бульдог Харламов. Само обозначение нами этого типа конферанса является рабочим, что, естественно, обусловлено тем, что мы только подступаем к анализу данного феномена.

Для выявления структурных особенностей нового жанрового образования необходимо кратко охарактеризовать специфику конферанса и представить его генезис. За основу мы возьмем сформулированное в эстрадной энциклопедии определение: конферанс – это «установление непосредственной связи между артистами и зрителями» в течение идущего концерта [2, с. 264]. При этом, как утверждал один из крупнейших советских деятелей эстрады, проявление магистральной задачи конферансье на содержательном уровне таково: «в ходе живого общения со зрителями, зачастую путем подлинной, а не мнимой импровизации, помочь им правильно и благосклонно принять предстоящий номер, дать веселую разрядку между номерами, занять внимание зрителей во время перестановок на сцене» [3, с. 93].

Обозначим структуру традиционного конферанса (К):

К −−> номер1 −−> К −−> номер2; номер3 −−> К −−> номерn −−> К

В этой цепочке отражена специфика эстрадного конферанса, обеспечивавшая собранному из разных номеров концерту единое движение, своеобразный стержень. Именно от мастерства конферансье зависел успех всего коллектива, принимающего участие в эстрадном выступлении.

Исторически конферанс сформировался как результирующая различных значимых культурных явлений: церемониймейстер на публичных мероприятиях высшего света, шпрехшталмейстер в цирке, зазывала в балагане. Вероятно, последний случай наиболее полно воплощает задачу конферанса – привлечь внимание к представлению, именно тут возникли различные формы одиночного (например, карусельный дед) и парного (знаменитые Фома и Ерема) взаимодействия с публикой.

В 1908 году открылось первое кабаре «Летучая мышь» с несравненным Никитой Балиевым, именно с этого момента конферансье получил не только прописку на городских сценических площадках, но и в истории отечественной художественной культуры. Можно наметить изменение функций конферансье в различные исторические периоды:

  • «золотой век» – 1910–1920-е годы; конферансье является центром сценического действа (см. подробнее: [4]);
  • «идеологический» – 1930–1940-е годы; конферансье отвечает не только за организацию порядка номеров, но и за качество исполняемого материала в концерте [5];
  • «автономный» – 1950–70-е годы; помимо связующего элемента в сборном концерте конферансье выступает как его равноправный участник, предлагая оригинальное исполнение номера не своего жанра (см.: подробнее: [6]);
  • «кризисный» – 1980-е – начало «нулевых»; развитие микрофонной культуры и работа на огромные залы-площадки потребовали в первую очередь фигуры ведущего, в свою очередь, моножанровость концертов вообще исключало фигуру конферансье; существенное влияние оказало развитие телевидения как гегемона зрелищной культуры рубежа XX‒XXI вв. (см. подробнее: [7; 8; 9]);
  • «современный» – искусство конферанса получило новое развитие в телевизионной эстраде.

Если мы присмотримся к современной эстраде, то обнаружим, что сборный концерт, то есть зрелище, состоящее из номеров различной жанровой природы, существуют лишь в пространстве телевизионной передачи (шоу). Как и в других шоу (например, «Уральские пельмени» на СТС), в Comedy Club конферансье не нужен, есть ведущий, номинально выполняющий скрепляющую функцию – объявлять номер и его исполнителей, давать краткие вводные к номеру («В кабинете директора цирка», «Романтическое свидание в театре» и др.).

Однако элементы конферанса присутствуют в самостоятельном номере, идущем сразу за вводной песней – обычно это топовая композиция, перемежаемая титрами, где анонсируются основные резиденты сегодняшнего выпуска. Сам номер в жанре «интерактив-конферанса» является своеобразной визиткой выпуска и состоит из пяти элементов.

Первый элемент – парный конферанс, представленный как симбиоз двух резидентов, работающих в крепкой и долголетней связке. Существование в дуэте помогает эффективнее включить зрителя в ситуацию интерактива, ведь обязательно некоторая часть публики примет позицию одного, оставшаяся часть – другого резидента, что способствует созданию необходимой атмосферы. Этот элемент – самый существенный, поэтому остановимся на нем более подробно.

Как известно, имеется два типа парного конферанса: первый связан с разыгрыванием интермедий (скетчей) между номерами, где у исполнителей присутствуют полноценные образы (маски); второй – построен на репризах «на злободневные темы», связанных «естественно, непринужденно» «с концертом и его номерами» [10, с. 92]. Для первого, наиболее представительного типа характерны «диалог, сценическое действие. Диалог не со зрителем, а, как в спектакле, – актеров (первого и второго конферансье) между собой. В разыгрываемых сценах, миниатюрах, интермедиях, построенных по законам драматургии, отношения партнеров обостряются конфликтными ситуациями. И все же, будучи не вообще маленькими пьесками, а пьесками конферансного типа, в них непременным соучастником предусматривается зритель – третий партнер» [11, с. 39–40].

Очевидно, что вариант парного конферанса, существующего в Comedy Club, воплощает второй тип. Если в первом типе важны образы-маски, то в втором принципиальны не взаимоотношения друг с другом и опосредованно со зрителем, а установка на открытую коммуникацию со зрителем. С другой стороны, во втором типе парного конферанса не требуются дополнительные художественные средства: Павел Воля и Гарик Харламов облачены не в театральные костюмы, в эстетике их одеяний прослеживаются определенные трендовые явления. То есть это не костюмы, характеризующие образ (маску) конферансье, а часть имиджа, позволяющая быть «своими» на вечеринке, где собирается специально отобранный пул гостей, в деятельности которых воплощается мейнстримовая культурная ситуация.

Этот дуэт появился не сразу, как помнят зрители, до этого в пару входили Гарик Мартиросян и Павел Воля. Думается, что нынешний состав является идеальным, так как в нем есть проявление традиции. Ю. Тимошенко и Е. Березин, знаменитые Тарапунька и Штепсель, полвека назад анализировали собственную практику парного конферанса: «Какова природа эстрадного сатирического дуэта? Вероятнее всего, его истоки надо искать на цирковой арене, в традиционном состязании «рыжего» и «белого». Ведь если несколько упростить, любой сатирический дуэт на эстраде состоит из простака и резонера. <…> Но не всякий простак и резонер могут составить сатирический дуэт. Механическое соединение двух, даже очень талантливых артистов далеко не всегда даст нужный результат. Условий для слияния двух в одно целое немало. Партнеры должны быть антиподами – по наружности, темпераменту, характеру. Они не могут не сходиться в оценках отдельных событий, явлений, спорить по частностям, но всегда оставаться друзьями в жизни и быть единомышленниками в главном на сцене, то есть обладать общностью мировоззрения» [12, с. 12].

Следует отметить, что конферанс-пара Павла Воли и Гарика Харламова построена по принципу контраста: тонкий (дрыщ) и толстый (пухляш), остроумный и притворно «недогоняющий», формулирующий репризу с помощью комической организации слов и обыгрывающий ее же через пантомимическое действие, повтор или гротескный перенос в иной план и др. Такое разделение неслучайно, так как Павел Воля вне номера работает в жанре стэндапа, а Гарик – в миниатюре: стэндап базируется на точности формулирования словесной репризы, миниатюра требует подробно разработанной актерской партитуры.

Совместное пребывание конферансье на сцене свидетельствует о том, что они находятся на «одной волне»: первый начинает развивать определенную тему, второй тут же готов подхватить мысле-действие, а может, и преобразовать шутку во что-то другое, возможно, даже никак не связанное с гостем. Но все вместе получается органично и весело. В дуэте Гарика Харламова и Павла Воли есть и самоирония, и импровизация, работающая на концентрацию комической ситуации.

Второй элемент – гости, приглашенные специально на конкретный выпуск, так как они являются участниками или предстоящего события, или какого-то происходящего/произошедшего мероприятия (например, один из выпусков и, соответственно, номер интерактив-конферанса были посвящены юбилею Филиппа Киркорова). Поводом для вступления в диалог с гостем может служить необходимость объявить о событии. Музыканты, бизнесмены, актеры и прочие медийные личности приходят и рассказывают о своих планах или проектах. Вообще, само приглашение на Comedy является неплохой рекламной интеграцией, не исключено, что презентация гостя и его проектов каким-то образом монетизируется. К слову сказать, передача идёт в «прайм-тайм», период наиболее активного просмотра телезрительской аудиторией, а где рейтинги, там, как известно, и деньги.

Третий элемент – сценарная разработка, включающая себя как материал, подготовленный редакторами (как правило, это факт или факты из жизни гостя, имеющие статус нонсенса), так и импровизация, возникающая в момент диалога резидентов с гостями.

Павел Воля или Гарик Харламов зачитывают список достижений того или иного гостя. При этом начало этой части дается незамысловато: «У нас в гостях…», далее по нарастающей следует перечисление значимых результатов «объекта разработки», и в тот момент, когда в представляемой информации появляется «удивительный» факт, интонация конферансье становится нестабильной, появляются междометия, восклицания, смех. Затем следует вопрос к гостю: «Что сие недоразумение значит?». На самом деле в вопросах Воли и Харламова нет ничего необычного: никакой провокации, двойных смыслов и прочего. Эта часть – официальная – только подготавливает основную, юмористическую.

Как правило, разрушение интонационного строя резидента-конферансье и использование им различных перформативных элементов готовит публику к предстоящей забаве. Гость в этом случае ждет подвоха, и он его невольно пропускает. Именно в момент, когда гость отвечает на вопрос, пара конферансье отыскивает зацепку – как гость держит микрофон, как подбирает слова, как реагируют сидящие рядом, сопоставляют то, как одет «допрашиваемый» и что он говорит и прочее. Уже из этих вводных обстоятельств выстраивается драматургия второй, юмористической части. Очевидно, что конферансье, с одной стороны, владеют техникой разработки комической ситуации, с другой – имеют освоенные темы; перевод разговора в новую плоскость гарантирует, что гость будет выглядеть в невыгодном свете. Кульминацией каждого юмористического шота является многоступенчатый интерактив, включающий весь зал, либо привлекаются в соучастники технические службы, либо сам гость вызывается на сцену, либо гость провоцируется на некорректное действие с уверением, что этот момент будет вырезан из передачи и т. д.

И последние два элемента: зритель и телезритель. Как правило, в одном выпуске разыгрывается 5–6 шотов. Основное назначение этого номера, названному нами «интерактив-конферанс», является, с одной стороны, информирование: как бы много «не издевались» над гостем, ставя его в самое неудобное положение, конферансье обязательно подводят диалог к своему завершению – анонсу мероприятия. С другой стороны, пара конферансье настраивает публику на должное восприятие последующих номеров шоу, разогревает до стадии активных зрителей, ибо только фиксация их ярких реакций позволяют создать у телезрителей иллюзию – ощущение реального взаимодействия конферансье и реципиентов. Эта задача – сделать перфектное телевизионное шоу – реализуется именно при воссоздании реального интерактивного взаимодействия сцены и зрительного зала.

В целом, обобщая наш анализ, можно представить модель создания юмористического контента в «интерактив-конферансе» (см. Схема 1).

В схеме видно, что юмористический контент создается посредством трех волн:

– общение (интерактив) конферансье и гостя посредством анонса (визитки гостя или связанного с ним мероприятия); здесь соотношение «заготовки» и импровизации равное;

– вовлечение зрителей в активное общение – тут значительно преобладает импровизация, так как реакция зрителей непредсказуема, что создает дополнительную юмористическую «ветку» в номере;

– включение телезрителей – как основных потребителей контента; очевидно, что импровизация тут сведена к нулю, так как юмористические шоты отмерены и очищены в процессе монтажа и редактуры телевизионной передачи.

Так, отлично сработанный дуэт Павла Воли и Гарика Харламова успешно открывает Comedy Club и придает программе уникальность. К тому же интерактив-конферанс позволяет подспудно осуществлять функцию анализа современной массовой культуры, потому как в этом жанре не только объявляются события различного масштаба, но и пристально, через смех, осмысляются текущие явления.

Таким образом, мы рассмотрели структурные особенности нового жанрового образования – интерактив-конферанса. В дальнейшем разработка особенностей данного жанра может привести к классификации приемов разработки комических ситуаций в наиболее удачных шотах.

 

Использованные источники:

  1. Гордон Кихот [Электронный ресурс]: телевизионная передача / выпуск № 9 от 7 ноября 2008 года // Первый канал. – Режим доступа: https://yandex.ru/video/preview/?filmId=314893049529285553&text=гордон%20кихот%20телепередача&path=wizard&parent-reqid=1590608535822836-196443655199141109907788-production-app-host-vla-web-yp-139&redircnt=1590608549.1 (дата обращения: 28.05.2020).
  2. Захаров Е. З. Конферанс // Эстрада в России. XX век. Лексикон / отв. ред. Е. Д. Уварова. – М.: РОССПЭН, 2000. – С. 264–266.
  3. Тривас М. Сатира и юмор на эстраде. Формы произведений и литературные приемы. – М.: Искусство, 1973. – 136 с.
  4. Тихвинская Л. И. Повседневная жизнь театральной богемы Серебряного века. Кабаре и театры миниатюр в России, 1908–1917. – М.: Молодая гвардия, 2005. – 527 с.
  5. Тихвинская Л. Куда исчезла «настоящая эстрада»? // Эстрада без парада: сборник / сост. Т. П. Баженова. – М.: Искусство, 1990. – С. 383–404.
  6. Гаевский В. Поговорим о конферансье // Эстрада без парада: сборник / сост. Т. П. Баженова. – М.: Искусство, 1990. – С. 225–229.
  7. Грин М. Куда исчез конферансье // Советская эстрада и цирк. – 1981. – № 2. – С. 20–21.
  8. Французов Л. Монолог о друзьях-товарищах. Некоторые мысли об эстрадном разговорном жанре сегодня // Эстрада сегодня и вчера. О некоторых эстрадных жанрах XX‒XXI веков: сб. статей / ред.-сост. О. А. Кузнецова. – М.: ГИИ, 2016. – Вып. 2. – С. 31–68.
  9. Уварова Е. Разговорные жанры 1990-х. Несколько портретов // Развлекательное искусство в социокультурном пространстве 90-х годов / отв. ред. Е. В. Дуков, П. Викке. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. – С. 176–196.
  10. Тривас М. Сатира и юмор на эстраде. Формы произведений и литературные приемы. – М.: Искусство, 1973. – 136 с.
  11. Шапировский Э. Конферанс и конферансье. – М.: Искусство, 1970. – 129 с.
  12. Тимошенко Ю., Березин Е. Дуэт – не просто двое / беседу вел В. Марьяновский // Советская эстрада и цирк. – 1972. – № 7. – С. 12–15.

 

  1. Gordon Kikhot [Elektronnyy resurs]: televizionnaya peredacha / vol. 9, 7.11.2008 // Pervyy kanal. – URL: https://yandex.ru/video/preview/?filmId=314893049529285553&text=gordon%20kikhot%20teleperedacha&path=wizard&parent-reqid=1590608535822836-196443655199141109907788-production-app-host-vla-web-yp-139&redircnt=1590608549.1 (accessed 28.05.2020).
  2. Zakharov Ye. Z. Konferans // Estrada v Rossii. XX vek. Leksikon Moscow, ROSSPEN Publ., 2000, pp. 264–266.
  3. Trivas M. Satira i yumor na estrade. Formy proizvedeniy i literaturnyye priyemy. Moscow, Iskusstvo, 1973. 136 p.
  4. Tikhvinskaya L. I. Povsednevnaya zhizn’ teatral’noy bogemy Serebryanogo veka. Kabare i teatry miniatyur v Rossii, 1908-1917. Moscow, Molodaya gvardiya, 2005. 527 p.
  5. Tikhvinskaya L. Kuda ischezla «nastoyashchaya estrada»? // Estrada bez parada: sbornik. Moscow, Iskusstvo, 1990, pp. 383–404.
  6. Gayevskiy V. Pogovorim o konferans’ye // Estrada bez parada: sbornik Moscow, Iskusstvo, 1990, pp. 225–229.
  7. Grin M. Kuda ischez konferans’ye // Sovetskaya estrada i tsirk, 1981, no. 2, pp. 20–21.
  8. Frantsuzov L. Monolog o druz’yakh-tovarishchakh. Nekotoryye mysli ob estradnom razgovornom zhanre segodnya // Estrada segodnya i vchera. O nekotorykh estradnykh zhanrakh XX‒XXI vekov: sb. statey. Moscow, GII Publ., 2016, vol. 2, pp. 31–68.
  9. Uvarova Ye. Razgovornyye zhanry 1990-kh. Neskol’ko portretov // Razvlekatel’noye iskusstvo v sotsiokul’turnom prostranstve 90-kh godov. Saint-Petersburg, Dmitriy Bulanin Publ., 2004, pp. 176–196.
  10. Trivas M. Satira i yumor na estrade. Formy proizvedeniy i literaturnyye priyemy. Moscow, Iskusstvo, 1973, 136 p.
  11. Shapirovskiy E. Konferans i konferans’ye. Moscow, Iskusstvo, 1970, 129 p.
  12. Timoshenko YU., Berezin Ye. Duet – ne prosto dvoye / besedu vel V. Mar’yanovskiy // Sovetskaya estrada i tsirk, 1972, no. 7, pp. 12–15.

 

Бураченко Алексей Иванович, доцент кафедры культурологии Кемеровского государственного института культуры (г. Кемерово, РФ), кандидат культурологии.

Burachenko Aleksey Ivanovich, Sr Instructor of Department of Culturogy, Kemerovo State Institute of Culture (Kemerovo, Russian Federation), PhD in Culturology.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *