«Парадокс об актере» или мир театра в медийном пространстве»

«Парадокс об актере» или мир театра в медийном пространстве»

Юрченко А.В.

МГПУ ИКИ

 

Статья посвящена мировому театру и работе театральных лабораторий во время всемирной эпидемии, рассматривается взаимосвязь актеров и зрителей в пространстве интернета, новые формы театрального действия, спектакли-онлайн.

Ключевые слова: театр, рецепция, метафора, зритель, видеоблог, прямой эфир

Yurchenko A. V.

“THE PARADOX OF THE ACTOR OR THE THEATRE WORLD IN THE MEDIA SPACE”

The article is devoted to the world theater and the work of theater laboratories during the world epidemic, the interconnection of actors and spectators through the Internet, new forms of theatrical action, on-line performances are considered.

Keywords:  theater, reception, metaphor, viewer, video blog, live broadcast

«Когда искусство требует жертв – оно их получает». Так начинается рассказ Владимира Высоцкого «О жертвах вообще и об одной в частности», слова национального поэта очень точно отражают состояние театрального мира. Современный актер или зритель не мог и подумать, что встретиться на спектакле им будет сложнее, чем купить билет на прославленный спектакль. Неожиданно внес свои коррективы в развитие мирового театрального искусства – Covid-19. Он стал трагедией человечества и новым этапом для жизни искусства для театра. Мир в ужасе, шоке, оцепенении, но только не искусство, только не театр. Такое уже случалось. Ровно 75 лет назад, во время Второй мировой войны, искусство спасло человека своей силой, своим чудом.

Трагедия произошла, теперь есть только после: стремительное спасение как можно большего количества людей, резкая сменна образа жизни населения, ограничения в передвижении и общении, возникновении риска вполне логичной проблемы: упадок духа. Человек изначально социальное существо, но в период изоляции может довольствоваться лишь общением в сетях, просмотром фильмовего никогда не будет достаточно. В бой с новым противником вступает спецподразделение, которое никогда не разочаровывало своими результатами – актеры. Как и в Великую Отечественную: актеры помогают, играют, поют, дарят надежду, но есть оговорки, ведь мы потеряли то, что спасает от слез, от боли, от утрат, мы потеряли главную силу человека – физический контакт. Так что возможности и условия поменялись, теперь режиссеры, которые раньше могли гнаться лишь за уникальностью и особым стилем, должны обратить внимание на еще одно новое требование публики: контакт через экран, актер должен проживать жизнь на сцене, довольствуясь звенящей тишиной, зритель может выразить свою реакцию лишь комментарием. Это вносит свои коррективы в привычную деятельность театра.

«У каждого своя война. И безумие у каждого тоже свое» [11, с.26], фраза саги-фантасмагории писательницы Шань Са, которой можно поделить театральные коллективы на 2 группы: те, кто воюют за зрителей, подписчиков, внимание публики, и потихоньку превращаются в блогеров, и тех, кто ушел в пространство действия и модернизируют пьесы для просмотра через экран, принимая неизбежность общения в прямых эфирах.

Первая группа: Сатирикон, Театр Школа Драматического Искусства, театр Практика создали более 20 роликов, где актеры читают отрывки, поют, рассказывают о создании роли. Также проводят читки в прямом эфире, челленджи и эфиры, где актеры гримируются или снимают грим, параллельно отвечая на вопросы подписчиков. Возможно, рано еще говорить, что некоторые исполнители уже положили начало новому жанру театрального действия, но факт заключается в том, что актеры театра Практика, театра Ленком, сочинили читки-спектакли, где каждый актер исполняет роль как ему угодно: используя интерьер квартиры в качестве декораций или реквизит,  который считает нужным, при чем швабра может стать букетом цветов, а наспех надетые джинсы и худи, как символ современности, становится образом героя, находящегося в общественном месте, на улице или просто в гостях у другого персонажа. Но в большинстве случаев – это действия, где в минималистической обстановке актеры по очереди зачитывают монологи, довольствуясь лишь мастерством собственного голоса и мимики, что сразу убирает все ненужное и оставляет нам лишь пространство для познания текста, для постижения истинны, вложенной автором. Невольно вспоминаются слова Натальи Исаевой из предисловия к книге Ханса – Тисса Лемана «Постдраматический театр»: «Мы выбросили темы и сюжеты, отказались от скучного, предсказуемого повествования, набросали сюда блёсток, а туда – особое взаимодействие с предметами и реквизитом. А на что всю эту мишуру, весь этот яркий вертеп с клоунадой и агитпропом, – на что нанизывать будем?» [4, с.16], и вот сейчас обстоятельства заставляют нас вернуться к началу, к тексту.

Неожиданным и шокирующим событием стала трансляция спектакля «Рок. Дневник Анны Франк» Московского Драматического театра им. Пушкина. Трансляции проходили с 8 по 10 апреля, в период, когда эпидемия начинала разгораться в столице, и запреты на передвижения уже были на слуху. Спектакль проходил в прямом эфире и профиль театра зависал, так как желающих увидеть спектакль на подмостках сцены оказалось намного больше, чем мог выдержать интернет. Это был эксперимент, но итог был захватывающим: камера, которая стояла в одном положении, была настроена так, что захватывала своим объективом и музыкантов, и актеров, музыка звучала почти всегда громко. Таким образом, через экран всегда было слышно, что играет на фоне или какую песню сейчас будут исполнять – зрители оставили множество положительных комментариев. Это была одна из первых маленьких побед актера в пространстве интернета. Также наша медиа-действительность дала полет мысли и творчества не только для театров и лабораторий, а непосредственно для их основателей.

Сергей Аронин – режиссер театра Мосссовета, МТЮЗа и основатель творческой лаборатории «Aronin Space», провел несколько трансляций, где интерпретировал уже нам известные его спектакли, также создал трансляции–чтения «Песни с книжной полки» и запустил новый интернет проект «КИНОКНИГА», что примечательно в крайней идее – Сергей Владимирович четко определил формат: монолог, в образе и с определённым антуражем, что подчеркнуло его уникальный стиль и эстетический вкус, несколько видео уже опубликованы на его странице и пользуются популярностью. Театры: Театр Вахтангова, театр МХАТ им. М. Горького, Малый театр не стали вторить своим собратьям по цеху, и избрали политику ожидания открытия театральных сезонов. Нельзя сказать, что эти театры совершено пропали из поля зрения, ведь они предоставили публике видеозаписи культовых, недавно вышедших спектаклей, также освещаются новости культуры, просьбы помощи врачам в соблюдении режима самоизоляции и однодневные посты в Instagram аккаунтах, где актеры демонстрируют свою рабочую жизнь в рамках изоляции. Можно предположить, что именно сегодня мы наблюдаем рождение нового языка – стиля театра: актеры и режиссеры, как школьникиоторым человечество задало много домашней работы оценкой является количество просмотров и рецепций —  комментариев, решение проблемы контакта.

Театральные труппы c каждым разом должны придумывать все более захватывающие решения и способы коммуникации.  На сегодняшний день не один актер не может сказать, что ни разу не играл в кино, так как если не постановочно, то формально теперь спектакли стали чем-то вроде постмодернистского кино. И здесь было бы уместно вспомнить вечный вопрос: а станет ли в таком случае театр еще одним жанром для киноискусства? Выпадет ли из орбиты искусство, зародившееся еще во времена Древней Греции?

«Тут с первого взгляда все казалось чистейшею дичью» [2, с.52], утверждает герой Федора Михайловича Достоевского, это же можно сказать в качестве ответа на выше озвученный вопрос. Ведь мы сейчас говорим не о вопросе Жан Бодрийяра: «Неизбежна ли глобализация?» [6, с.1]. Здесь речь скорее о необоснованных замечаниях бессмысленной   критикой актерской игры в пределах экрана зрителями, искушенными приемами видеобллогеров, оценки красоты актеров, сравнения звезд мировой сцены со звездами мировых Youtube каналов. И как бы не пытались абстрагироваться от подобной славы средствами обычного выполнения своей задачи как артиста, человек слаб, а артист еще и человек с тончайшим душевным складом. Это довольно серьёзная проблема на пути становления новой эры театра, смогут ли актеры, говоря языком сленга, без использования «хайпа», выстоять и утвердить свои убеждения, оставить все издержки продажи продукта и дать чистое искусство, скорее утверждение, чем вопрос. «То, что я услышал от тебя, меня потрясло. Это был один из худших моментов в нашей совместной жизни». [10, с. 161] – отношения актера и публики переживают критическую точку, это не в первый раз, и, как учит история, русский актер всегда находил компромисс для разрешения размолвок, и четкого обозначения своих убеждений, применяя слова философов, писателей, драматургов, поэтов. ««Верность делу» не принадлежит одному мгновению, она — добродетель, обладающая длительностью. Личность находит руководящую нить своей деятельности в верности выбранному направлению; в свою очередь благодаря верности делу личность сосредоточивается и обретает собственную идентичность. Вовлечение осуществляется не ради абстрактных ценностей — речь идет о задаче всего человечества» [8, с. 11], слова из философского труда Поля Рикёра можно понимать, как правило актера в период познания и овладения интернетом, ведь трудность заключается в большей степени не в овладении технологиями, а дабы не способствовало превращению актера в новоиспечённого менеджера собственной странички и использования вечных текстов как еще одну идею для нового видео. Невольно вспоминаются рассказы о спектаклях Ионеско без зрителей. Ситуация повторяется в точности, правда тогда зритель не готов был к новым формам, а сейчас в большей степени к новым формам оказываются не готовы театральные труппы.

«Артист – это тайна, – говорил Олег Даль. – Он должен делать свое темное дело и исчезать. В него не должны тыкать пальцем на улицах. Он должен только показывать свое лицо в работе, как Вертинский свою белую маску, чтобы его не узнавали». Говорилось это в связи с поведением многих наших артистов. Они требовали к себе внимания, гуляли, показывали себя – шла борьба за популярность. Но Даль был прав: артист не в этом. Артист в том, что ты делаешь в искусстве, в творчестве». [7, с.242-243], разговор Валентина Гафта и Олега Даля сейчас как еще совет всем артистам в нынешней ситуации, и великие актёры не прогадали. Зритель уже перенасыщен гламурными историями, разговорами ни о чем, тратой времени и абстрактными рассказами, пора показывать, что-то стоящее, что-то подобное чуду, чуду которое устоит вопреки.

«Больше чем когда-либо придерживайтесь своей максимы: «Не пускайтесь в объяснения, если хотите быть понятым»» [1, с.4], Дидро устанавливает правило восприятия и транслирования искусства. Пора обрести легкость и понятность, эластичность и грамотность, актеры получили от мира этюд, который нужно превратить в полноценный спектакль. Возможность, которой больше не будет, и это не попытка радоваться всему тому горю, что случилось в мире, это простая история о том, что горе как никогда помогает понять нам, что действительно важно, что стоит беречь и что стоит менять, неизменным будет лишь одно – само существование театра. Театр не пропадет, театр устоит, театр снова найдет свою орбиту, и возродится в новых идеях и спектаклях. Итогом размышлений и наблюдений за театром во время короновируса могут стать слова современной литературы, а именно статья Захара Прилепина: «Мы увидели коронавирус и возопили: всё, мир не станет иным. Хотя мир переживал катастрофы куда более глобальные, а чума выкашивала целые города подчистую… Я не говорю, что это хорошо. Я просто говорю, что это так. Будьте реалистами».

В заключении хотелось бы сказать, что этот период можно назвать «Первыми днями медиа-театра», подобно морю, омывающему корабли от грязи, время короновируса лишило театры половины сезона, и подарило время на переоценку стандартов и избавления от приемов маркетинга. Эры, столетия и десятилетия сменяют друг друга и совершенствуют наш мир через потери и преграды, приобретением человека на сей раз стал театр в медиа-пространстве. Как будет дальше развиваться театр, сложно предсказать, можно лишь добавить строки из труда французского философа Жан-Жака Руссо: «Я рассказываю о том, что видел своими глазами и что заметит всякий непредубежденный зритель». [3, с.590].

Список литературы

 

  1. Дени Дидро. Парадокс об актёре. // С.С., т.V. Театр и драматургия. Вст.ст. и прим. Д.И. Гачева, пер. Р.И. Линцер, ред. Э.Л. Гуревич, Г.И. Ярхо. Academia, 1936.
  2. Достоевский Ф.М. Идиот: [роман] //Лучшая мировая классика. – М.: Издательство АСТ, 2019. – 624с.
  3. Жан-Жак Руссо. «Юлия, или Новая Элоиза.» Художественная литература, 1968.
  4. Леман Х.Т. Постдраматический театр / М. ABCdesign , 2013 – 312 с.
  5. Мурзак И.И. Гуманитарные знания в цифровую эпоху. // Современые проблемы Высшего образования.Теория и практика. – М.: Издательство ООО «Учебный центр «Перспектива»» 2020. – 338-343с.
  6. Насилие глобализации [Текст] / Ж. Бодрийяр // Логос, 2003 — №1- С. 20-23.
  7. Отдушина / Валентин Гафт. – М.: Зебра Е: 2016. – 480 с.
  8. Рикер, П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике [Текст] / П. Рикер. пер. с. фр., всгуп. ст. и коммеит. И.С. Вдовиной. — М.: Академический Проект, 2008. — 695 с. — (Философские технологии). -3000 экз. — ISBN 978-5-8291-1025-3.
  9. Роман о девочках / Владимир Высоцкий. – СПб. : Азбука, Азбука–Аттикус, 2018. – 320 с. – (Азбука–классика)
  10. Чиков Владимир Матвеевич. Суперагент Сталина: тринадцать жизней разыедчика-нелегала / Владимир Чиков. – Москва: Алгоритм, 2018. – 544 с.
  11. Шань Са Ш22 Александр и Алестрия: Роман / Шань Са; Пер. с фр. Е. Клоковой. –М.: Текст, 2009 – 285, [3] с

 

Reference

 

  1. Deni Didro. The paradox of the actor. // S.S., t.V. Theater and dramaturgy. Vst.S. and prim. D.I. Gacheva, Per. R.I. Linzer, ed. L. Gurevich, G.I. Jarkho. Academia, 1936.
  2. Dostoevsky F.M. Idiot: [romance] // Best world classics. — Moscow: AST Publishing House, 2019. — – 624 p.
  3. Jean-Jacques Rousseau. «Julia, or New Eloise.» Fiction, 1968.
  4. Leman H.T. Postdramatic Theatre / M. ABCdesign , 2013 — 312 p.
  5. Violence of globalization [Text] / J. Bodrijar // Logos, 2003 — ¹ 1- S. 20-23.
  6. Vent / Valentin Gaft. — M.: Zebra E: 2016. — – 480 p.
  7. Ricker, P. Conflict of interpretation. Essays on hermeneutics [Text] / P. Riker, omnibus et commétit. I.S. Vidovina. — Moscow: Academic Project, 2008. — 695 p. — (Philosophical technologies). -3000 copies. — 978-5-8291-1025-3.
  8. A novel about girls / Vladimir Vysotsky. — St. Petersburg. ABC, ABC-Atticus, 2018. — – 320 p. — (Alphabet Classic)
  9. Chikov Vladimir Matveyevich. Superagent Stalin: thirteen lives of an underworld hero / Vladimir Chikov. — Moscow: Algorithm, 2018. — – 544 p.
  10. Shan Sa Sh22 Alexander and Alestria: Roman / Shan Sa; Per. with Fr. E. Klokova. -M.: Text, 2009 — 285, [3] s.

Юрченко Анастасия Васильевна

Специалист третьего курса факультета «Артист драматического театра и кино» МГПУ ИКИ

Yurchenko Anastasiia Vasilyevna,

third-year specialist of the faculty «Actor of Drama Theater and cinema»

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *