Аристотель

Философско-методологический анализ комического как специфика когнитивных механизмов

 

УДК100.73

М.В. Мусийчук

ФГБОУ ВПО Магнитогорский технический университет им. Г.И. Носова, Институт педагогики, психологии и социальной работы, г. Магнитогорск, Россия

Аннотация. Философско-методологический анализ онтологических и гносеологических оснований комического способствовал выявлению когнитивных механизмов структуры комического: коммуникативного, креативного, гелозоического и аксиологического.

Abstract. Philosophical-methodological analysis of ontological and gnosiological grounds comic assisted the exposure of когнитивных mechanisms of structure comic: communicative, creative, humorous and valued.

Ключевые слова: структура комического, коммуникативный механизм комического, креативный механизм комического, гелозоический (смеховой) механизм комического, аксиологический механизм комического.

Keywords: comic structure, communication mechanism comic, comic creative mechanismthe mechanism of the comic, humorous the comic of the axiological mechanism.

 

Вообще интерес современной философии к комическому остаётся удивительно незначительным, хотя для философии категория «комическое» всегда играла особую роль, например, в философских системах Платона, Аристотеля, Цицерона, Квинтилиана и др. Отсутствие внимания со стороны философии к проблемам комического связано в первую очередь с междисциплинарным характером исследуемых проблем. О комическом применительно к жанру комедии писали александрийский библиотекарь Ликифон (род. 285 г. до н.э.), философ Эратосфен (284 – 200 г. до н.э.), историк Дионисий Галикарнасский (54 – 7 гг. до н.э.), грамматик Платоний (ок. IV в.). Обзор теорий комического встречается у Макробия («Сатурналии»), Плиния старшего, Плутарха и др. Отчётливо прослеживаются две основополагающие тенденции описания комического. Первая тенденция, представленная Демокритом, Аристофаном, Лукианом, трактует комическое как мировоззрение, дополняющее серьёзный взгляд на мир. Комическое в данной традиции высмеивает отдельные аспекты несовершенства мира и настаивает на его изменении. Комическое во второй традиции представлено Платоном, Аристотелем, Цицероном, Квинтилианом. В своей трактовке представители данного направления исходят из рационалистических объяснений сущности комического как «небезобразно поданном безобразном», «безболезненной ошибке» и т. п. Сфера действия комического преимущественно ограничивается отдыхом и развлечениями.

Начиная с периода Древней Греции, существует значительное количество источников, повествующих о комическом, его сущности и истоках. Трудности процесса познания комического обусловливаются такими значительными факторами, как: во-первых, универсальностью комического, так как всё на свете можно рассматривать с «серьёзной» точки зрения и комически. Во-вторых, природой Протея (Жан Поль Рихтер), динамичностью, реализующейся в способности комического принимать любой облик. Усилия, направленные на выявление сущности комического, приводили к сравнительному анализу категорий. Так, комическое противопоставляли трагическому (Аристотель, Шиллер, Шеллинг), возвышенному (Жан Поль Рихтер), совершенному (Меньдельсон), трогательному (Новалис). Исследователями также выделяется такой вид комического, как трагикомедия, известная как высокий вид комического. Наряду с высоким выделяется вид комического, который исследователи не смогли назвать «низким» и в связи с этим заменили эвфемизмами «трогательный», «забавный», «шутливый». Данный вид комического восходит корнями к определению Аристотеля, что комическое – ошибка и безобразие, никому не причиняющее страдания и ни для кого не пагубные. Основания комического усматривали и в «безобразном» (Платон), в «самоуничижении безобразного» (немецкий эстетик-гегельянец К. Розенкрац), в разрешении чего-то важного в «ничто» (Кант), в неожиданности (Дарвин).

Комическое исследуется в следующих основных направлениях: теории отрицательного свойства объекта осмеяния, согласно которой комическое возникает при осознании превосходства субъекта над комическим объектом (Аристотель, Гоббс, Бейль, Бодлер, Адлер, Гроос, Уберхорст и др.); теории разрядки, согласно которой комическое – это аффект возникающий от разрешения напряженного ожидания в «ничто» (Аристотель, Квинтилиан, Кант, Спенсер, Фрейд, Хорни, Берн, Лоренц, Кёстлер и др.); теории противоречия, согласно которой комическое есть соединение противоречивых сущностей (Шопенгауэр, Гегель, Фишер, Чернышевский, Лемке и др.); теории деградации, рассматривающей комическое как нравственную оценку косного, отжившего (Бейн, Стерн, Бергсон, Витвицкий и др.); теории контраста, где комическое трактуется как реакция на диссонанс явлений одного порядка (Локк, Кант, Жан Поль, Липпс, Гефлинг и др.); теории отклонения от нормы, где комическое трактуется как восприятие явления, не соответствующего норме (Обуэ, Кросс, Дземиздок, Тшинадлевский, Элиот, Милтон-Нейхем и др.). Основания комического усматривали и в «безобразном» (Платон), в «самоуничижении безобразного» (К. Розенкрац), в разрешении чего-то важного в «ничто» (И. Кант), в неожиданности (Ч. Дарвин). Комическое выступает в качестве предмета изучения и в трактатах Древнего Востока. Например, в индийском эстетическом трактате «Натьяшастра» рассматриваются предмет и формы комического.

В период Средневековья и эпоху Возрождения ряд работ по осмыслению комического в значительной степени проникнут пафосом смирения, аскетизма и страдания, присущим христианской идеологии (Гротсвита Гандерсхеймской «Анти-Теренций»). Отцы церкви объявили смех «искусством дьявола», предрассудительной слабостью, единственной, которую никогда не испытывал Христос. Комедия, юмор объявляются обманом с целью развлечения (св. Августин). Другая точка зрения принадлежит теоретикам раннего Возрождения в Италии (Даниелло, Чинцио, Скалигер). Они различие между комическим и трагическим связывают с социальной принадлежностью изображаемых героев. Комическое считается неотъемлемым качеством самой объективной действительности. Данное понятие связывается равно как с критическим, так и с жизнеутверждающим началом, проникнутым гедонистическими мотивами. В произведениях Рабле комическое выступает как «глубокая и несокрушимая жизнерадостность, пред которой все преходящее бессильно». В эпоху Просвещения происходит расширение сферы комического на основе утверждения его общественного значения (Дидро, Лессинг, Шефтсберри, Ларошфуко, Шамфор). Предназначение комедии – «просвещать на счет обязанностей и воспитывать вкус» (Дидро), «исправлять то, что не входит в компетенцию закона» (Лессинг). Н. Шамфор полагал что, «сочетать снисходительное презрение с сарказмом веселья – вот лучшая философия для этого мира». Сущность комического понималась Г. Гегелем как перевес образа над идеей, в возвышенном – перевес идеи над формой. В.Г. Белинский, воспринял от Г. Гегеля ряд существенных положений, характеризующих комическое:  высшая разумная действительность, как критерий комического отклонения, противоречие как источник комического и трагического. В его трактовке комического, новое заключалось во взгляде на общественную роль комического, комических жанров. 

Понятие «юмор» в научный оборот вошло в XVIII веке и в связи с этим не имеет таких богатых традиций, какие накоплены при осмыслении понятия «комическое». Комическое, в понимании Г. Гегеля, – определенное субъективное отношение к миру. Его идея «примирения с действительностью» сказывается в трактовке философом комического, которое, по его мнению, выражает «радостность в покорности судьбе». Основными характеристиками субъективного комического, согласно Г. Гегелю, являются случайность и субъективность. Гносеологическая специфика комического проявляется в его способности «расшатать и разложить всякую определенность» ограниченного содержания отдельного человеческого существования. Жан Поль уподобляет юмор птице, которая летит к небу вверх хвостом, никогда не теряя из вида землю, – образ, материализующий комическую трактовку и внутреннюю серьезность. С. Кьеркегор связывает комическое с процессом преодоления трагического. Комическое при этом примиряет с «болью», от которой пыталось абстрагироваться «отчаяние». Согласно Кьеркегору, «непосредственный» человек, т.е. человек, лишенный рефлексии, оказавшись в состоянии отчаяния, может быть беспредельно комичен. 

Концепции комического Ж. Батая и Ж. Деррида показывают, что комическое возникает в момент отказа от смысла, поскольку смешно именно закабаление очевидностью смысла. Абсолютная комичность, согласно Ж. Деррида, – это тоска перед лицом безвозмездной растраты, перед лицом абсолютного жертвования смыслом. Ф.Т. Фишер, подчеркивая «примиряющую» функцию комического, видит в нем «абсолютную форму комического». В эстетике второй половины ХIХ – начала ХХ века юмор понимается как «эстетическая форма метафизического» (Ю. Банзен), как «самая глубокая» форма комического, приближающаяся к трагическому (Й. Фолькельт). Комическое как единственно эстетическую форму смешного определяют К. Гросс и Т. Липпс. Комическое, согласно концепции А. Бергсона, сообщает гибкость всему тому, что может остаться от механической косности на поверхности общественного тела. В.Я. Пропп утверждает, что комическое есть некоторое душевное состояние, при котором в нашем отношении к людям мы сквозь внешние проявления небольших недостатков угадываем положительную внутреннюю сущность. R. Martin комическое рассматривает как поведенческий паттерн (склонность часто смеяться, рассказывать шутки и смешить других); способность (запоминать шутки, рассказывать их, создавать, понимать); черту характера (веселость); эстетическую реакцию (смех над определенного рода вещами); отношение (позитивное отношение к миру или смешным людям), взгляд на мир; стратегию преодоления трудностей (склонность преломлять невзгоды через призму комического).

Подчеркивая гносеологическое основание понятия «остроумие», Аристотель говорит, что «остроумие – это дерзость, получившая образование». Остроумие, по Цицерону, предполагает умение уместно применять насмешку (sal, salis – соль), вызванную необходимостью дать острую, критическую оценку (cum grano salis) какого-либо лица. По мнению Б. Грасиана, «мысль без остроты и суждений подобна солнцу, лишенному света и лучей». Тезауро и Маттео Перегрина, Грасиан-и-Моралес подчеркивают, что остроумие – необходимое качество творческого гения. Дж. Локк считает, что остроумие – это сближение идей и их объединение, быстрое и разнообразное, дающее ощущение удовольствия. По И. Канту, способность находить для общего особенное есть способность суждения, способность придумывать для особенного общее есть остроумие. Г. Гегель пишет: «Остроумие схватывает противоречие, высказывает его, приводит вещи в отношения друг к другу, заставляет «понятие светиться через противоречие», но не выражает понятия вещей и их отношений». К. Фишер подчеркнет, что остроумие – это играющее суждение. Гносеологическая функция комического, ярче всего проявляющаяся в остроумии, отражена в ряде понятий: «истинное остроумие» (К. Гельвеций), «плоский юмор» (Г. Гегель), «низкопробный юмор» (К. Маркс), «остроумие идей» (Г. Гейне), «умное остроумие» А.А. Гусейнов и др. У М. Ломоносова, остроумие – «сопряжение далековатых понятий». Общее в остроумии, комизме подробно описано З. Фрейдом. З. Фрейд выявляет отличие комического от остроумного. Остроту создают, комическое находят. Юмор – явление, обусловленное душевными особенностями человека, а остроумие – особенностями интеллекта (И. Кант, Г. Гегель, К. Маркс и др.).

О терапевтической функции комического, благотворном влиянии на душу и тело упоминали многие врачи древности. Среди них следует выделить Гиппократа (469 – 395 г. до н.э.), Геродика (конец II в. до н.э.), Галена (130 – 200 г.). Высшее благо, по Демокриту, состоит в покое и веселии души. В трактате «Об ораторе» Цицерон говорит: «Autem est et vehementer saep utelis iocuset facetiae» (Приятны также и очень полезны шутка и остроумие). Смеясь, душа становится врачом тела, как прозорливо замечает И. Кант. В выражении радости бытия, субъективного физиологического ликования, веселости, проявляющихся в комическом, отражается «вершина человеческого здоровья», – писал А. Шопенгауэр. В комическом выражена «глубинная благожелательность и уверенность в своем безусловном возвышении над собственным противоречием, а не печальное и горестное его переживание», – писал Г. Гегель. При этом в комическом происходит противопоставление истинной субъективности с ложной субстанциональностью, псевдоидеалами. Онтологическое определение субъекта во многом основывается на понятии жизненного опыта и процессе познания через переживание. Одной из важнейших категорий философии С.Л. Франка является «правда», понимаемая как «теоретически верный образ мира». При этом мерилом правды в его философии часто выступает смех.

Социологические исследования природы комического представлены на двух уровнях: макросоциальном и групповом. На макросоциальном уровне проводятся исследования, связанные с изучением комического в конкретном обществе или типе общества (Дмитриев, Разуваев, Борев, Benton, Davies, Oldani и др.). На групповом уровне исследуются шутки социальной группы, объединенной определенного рода деятельностью, преодолевающей давление со стороны общества. Проводятся исследования комического в научно-исследовательской деятельности ученых: Д. Гилберт и М. Малкей, M. J. S. Rudwick, G. D. L. Travis и др. Так, например, юмор математиков на примере чикагского и лондонского университетов исследует J.A. Paulos. Социологический анализ иронии предпринят в работе E. Wright «Социология и иронические модели». Заслуживают внимания современные социологические исследования комического А.В. Дмитриева, А.А. Сычова, И.А. Бутенко. Также вызывают интерес современные исследования о смехе Л.В. Карасева, М.Т. Рюминой, А.Г. Козинцева, В.В. Разуваева, Ю.А. Артемовой, Е.Ю. Бралгина. Филологами исследуются языковые средства, использованные для создания юмористического эффекта, стилистические приемы комического. Юмор в процессе обучения рассматривается как организация восприятия комического; использование речевых средств; применение комического в процессе обучения в вузе. 

Комическое является синкретической категорией по ряду оснований, таких, как содержание, место действия, исполнитель. По содержанию, комическое универсально и амбивалентно, что проявляется в восхвалении и поношении, хуле и хвале. По месту действия, комическое представлено как весь мир, отсутствие театральной рампы, подчёркивающий вымышленный, игровой характер сценического действа. В осмеивающем комическом, так или иначе, присутствует несообразность формы и содержания явления, контраст противоположных начал в сопоставлении с нормой или эстетическим идеалом. Противоречие норме порождает внешний комизм (нарушения физиологического типа, случайные ситуации и т.д.), противоречие идеалу – комизм оценочно-обобщающий, комизм внутренней неполноценности, ничтожности.

В комическом объединяется эмоциональная и ментальная сфера личности при безусловном позитивном принятии действительности. Также проявляются сконцентрированные тенденции, определяющие направление необходимого изменения мира, через латентную организацию, на основе комизма фрагментов произведений мировой художественной литературы и фольклора, выражающих отношение народа к событию, явлению, факту, как наиболее широкий и глубокий способ установления связи между внешним миром и субъективным опытом человека. Комическое способствует глубокому осмыслению задач оценочного характера, с целью выяснения значения и смысла для сегодняшнего бытия. Изменение модально-оценочной направленности человека, опосредованной тождеством противоположностей в игровом контексте комического, приводит к оптимизации психофизиологического состояния.

В ходе развития человечества в структуре комического обособляются его виды – сатира и юмор. В обособлении данных видов комического прослеживается взаимосвязь с античными традициями. Сатира восходит к первой традиции (Демокрит, Аристофан, Лукиан). Она обличает, так как направлена на отрицательные черты высмеиваемого. Цель комического, выраженного в форме сатиры, заключается в борьбе со старым, отжившим и утверждении радости движения вперёд. 

Термин «юмор» восходит корнями ко второй традиции в понимании комического и как существенное основание отражает положительное отношение к предмету. Отличается миросозерцательным характером и богатством полутонов в оценке бытия. Многочисленные исследования посвящены юмору как результату (анализ юмористических высказываний и целых текстов); юмору как способности воспринимать комическое и остроумное и юмору как способности продуцировать юмористические высказывания или целые тексты. Юмор – форма отражения объективного мира, порождение и восприятие юмора является интеллектуальной деятельностью, опосредующей динамическое восприятие действительности (снижающе-возрождающее). Процесс познания на основе юмора протекает через разрешение противоречий и опосредуется интеллектуальной активностью. Юмор проявляется как отождествление двух и более элементов, которые одновременно исключают друг друга, что вызывает активное самостоятельное развитие процесса мышления. Юмор – интеллектуальное чувство, опосредованное взаимопроникновением когнитивных и аффективных компонентов. Юмор способствует оптимизации эмоционального состояния личности, посредством эмоционального отстранения, при котором усиливается объективность восприятия. Гносеологическая специфика юмора состоит в реализации способов познания на основе приёмов остроумия (парадокс, абсурд, метафора, каламбур и др.) как формы экспликации содержания. Соотношение когнитивной и аффективной природы комического нашло также отражение в психологических тестах оценки чувства комического. К настоящему времени созданы тесты оценки чувства комического в двух плоскостях: по степени когнитивного согласия субъекта с референтной группой и по степени аффективного согласия.

Процесс познания на основе комического протекает через разрешения противоречий и опосредуется интеллектуальной активностью, комическое основывается на интеллектуальных чувствах, опосредованных взаимопроникновением аффективных и когнитивных компонентов; остроумие – неотъемлемое качество процесса творчества и особенностей мышления творческих личностей, опосредуемых интеллектуальной активностью; комическое проявляется как отождествление двух и более элементов, которые одновременно исключают друг друга, что вызывает активное самостоятельное развитие процесса мышления; комическое как род интеллектуальной игры способствует приобретению нового опыта посредством того, что является основой интеллектуальной реакции удовольствия, на основе наличия особых физиологических компонентов, определяющих свойства самоподкрепления процесса порождения и восприятия комического.

Специфика коммуникативного механизма комического как интенционально-мотивированная контаминация (изменение смысла в результате скрещивания различных слов или выражений близких по звучанию, построению, значению) [1]. Специфика креативного механизма комического, порождающая в процессе восприятия текста изменение смысла (порождение нового смысла), основанного на компоновке текста с высокой степенью контраста (диалектической двойственности) и имплицитности, опосредованного обращением к собственным творческим способностям личности [2]. Специфика гелозоического (греч. смех) механизма комического реализуется на основе изменения модально-оценочной направленности, опосредованной тождеством противоположностей в игровом контексте комического, что приводит к оптимизации психофизиологического состояния [3]. Специфика аксиологического механизма комического в индивидуальном и общественном сознании обусловливается нерасторжимостью знаковости и социальности в комическом, проявляющийся в сконцентрированных тенденциях, определяющих собой направление необходимого изменения мира через латентную организацию на основе комизма фрагментов произведений мировой художественной литературы и фольклора, выражающих отношение народа к событию, явлению, факту, как наиболее широкий и глубокий способ установления связи между внешним миром и субъективным опытом человека, посредством решения задач оценочного характера, с целью выяснения значения и смысла для сегодняшнего бытия [4].

Таким образом, на основе философского методологического анализа комического выявлены механизмы структуры комического: коммуникативный, креативный, гелозоический и аксиологический.

 

 

Библиографический список

  1. Мусийчук М.В. О гносеологической функции остроумия или остроумие как «играющее суждение» // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2008. Т. 6. – Вып. 3. С. 45-49.
  2. Мусийчук М.В. Понимание имплицитного смысла как основа креативного механизма юмора // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Философия. 2007. Т. 15. – Вып. 1. С. 22-26.
  3. Мусийчук М.В. Профилактика суицидального поведения на основе изменения модально-оценочной направленности средствами черного юмора // Тюменский медицинский журнал. 2013. Т. 15. № 3. С. 55.
  4. Мусийчук М. В. Аксиологическая функция юмора // Вестн Томск. гос. ун-та. 2007. Вып. 295. № 2. С. 91-94.

 

 

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •